Обзор экономики. Денежные рынки и валюты

Финансовые рынки уже сформировали сценарий поведения центральных банков на ближайшее будущее и сейчас обращают больше внимания на неэкономические факторы. За последнее время в мире расширилось применение санкций как инструмента международной политики. Не только США ввели санкции против России и обдумывают введение санкций против Венесуэлы, но и третьи страны вступают в войну санкций – достаточно вспомнить санкции России на турецкие товары и санкции ряда ближневосточных стран против Катара


Обзор экономики. Денежные рынки и валюты

Из теории известно, что санкции приводят к росту неравенства; их массовое использование может работать и в пользу ускоренного повышения процентных ставок.

ЦБ пока не торопятся переходить к активным мерам по ужесточению политики, пара евро-доллар консолидируется на уровнях 1,15-1,20 евро/$: Ужесточение риторики центральных банков крупнейших развитых стран (ЕЦБ, Банк Англии, Банк Канады) вслед за тем, как это сделала ФРС США сформировало тренд на укрепление евро и фунта: евро вырос с начала года на 12%, фунт - на 6%.

Однако по прошествии уже практически 8 месяцев 2017 г. только несколько ЦБ перешли от обещаний и словесных интервенций к действиям: Банк Канады повысил свою ключевую ставку с 0,50% до 0,75% впервые за последние 7 лет, а Национальный банк Чехии - с 0,05% до 0,25% впервые за последние 9 лет. Действия Национального банка Чехии привлекло особенное внимание рынка, так как он имеет репутацию проактивного, и после кризиса 2008 г. именно денежные власти Чехии были первыми среди европейских ЦБ, начавшими смягчение своей монетарной политики. Ужесточение монетарной политики в Чехии сейчас отражает устойчивое сохранение инфляции в стране выше целевого уровня в 2% (по данным на июль, инфляция составляет 2,5% г/г), а также ускорение экономического роста (согласно прогнозам, рост составит 3,0% в 2017 г. после 2,5% роста в 2016 г.). Однако это не значит, что опыт Чехии может быстро распространиться среди других европейских стран – инфляция в ЕС колеблется в диапазоне 1-2% г/г и, согласно консенсус-прогнозу, в 2017 г. составит 1,7% г/г.

Кроме того, прогноз по росту ВВП также относительно умеренный 2,0% г/г в 2017 г. после 1,9% г/г в 2016 г. Многие европейские экономисты сходятся во мнение, что ЕС понадобится 1-2 года, чтобы уровень инфляции и роста преодолели целевые отметки.

Таким образом, стоит скорее рассчитывать, что дальнейшая динамика пары евро-доллар будет в большей степени определяться новостями из США, чем новостями из Европы. Однако действия ФРС уже вряд ли могут преподнести рынку какой-то сюрприз – регулятор переводит внимание инвесторов с динамики ставки на усилия по сокращению баланса. Вероятность очередного повышения ставки до конца этого года сейчас оценивается всего в 44%; главной темой выступлений руководителей ФРС сейчас является вопрос начала сокращения баланса - пока по комментариям ФРС рынок сделал вывод, что это произойдет в сентябре. Ужесточение монетарной политики компенсируется ростом рынка: хотя экономическая политика президента Д.Трампа выглядит все более невнятной, фондовые рынки США настроены достаточно оптимистично. В результате, представляется, что пара евро-доллар в ближайшие месяцы стабилизируется в интервале 1,15-1,20 евро/$ и дальнейшее движение к 1,3 евро/$ пока выглядит затруднительным. Что касается фунта, то мы повторяем наше мнение, что его позиции выглядят не столь выигрышными как позиции евро, и только успешные переговоры по Brexit с европейцами могут помочь британской валюте продемонстрировать дополнительное укрепление.

Санкции со стороны США работают в пользу роста цен на нефть: На фоне достаточно понятного контекста монетарной политики основных ЦБ участники рынка ищут другие драйверы для динамики рынков. За последнее время главным кандидатом на роль такого фактора стала война санкций, которая затрагивает все больше и больше стран. Одним из главных инициаторов санкций выступают США: в 2017 г.

Так, 3 августа президент США подписал закон об ужесточении санкций в отношении России – под ограничения попал нефтегазовый сектор, в том числе ряд проектов с Европой, например, прокладка трубопровода Северный поток-2 из России в Германию. Но главное изменение, разумеется, в том, что теперь санкции против России получили статус закона и значит будут действовать дольше, чем можно было ожидать изначально, когда казалось, что их отмена так и останется в поле ответственности президента США.

Вторым объектом санкций является КНДР. По инициативе США, 5 августа Совбезом ООН была принята резолюция, в рамках которой торговые партнеры КНДР обязаны в течении 30 дней разорвать с ней свои торговые взаимоотношения из-за очередных испытаний ядерного оружия последней. И в рамках данной резолюции, с 15 августа Китай ограничил свои торговые отношения с КНДР (эти ограничения коснулись поставок металла, угля, а также морепродуктов). Согласно оценкам, такой шаг окажет негативный эффект не только на КНДР (по расчетам, страна потеряет около 30% своих торговых доходов), у которой на долю Китая в торговых взаимоотношениях приходится более 80% внешней торговли, но и на Китай, так как импортируемые из КНДР уголь и морепродукты составляют практически 10% всего объема, приобретаемого страной.

Наконец, США сейчас обсуждают возможность введения санкций в отношении нефтяного сектора Венесуэлы, а именно введения запрета как на импорт сырой нефти из Венесуэлы (примерно 30-40% всего экспорта нефти из страны идет в США), так и на экспорт в Венесуэлу собственной нефти, которая используется Венесуэлой для дальнейшего реэкспорта. Таким образом, если будут введены такие санкции, краткосрочно Венесуэла может потерять около 15% сырьевых доходов, что особенно опасно на фоне продолжающегося сокращения добычи нефти в стране в последние годы и роста политической нестабильности. Действия США против Северной Кореи и Венесуэлы создают существенную турбулентность на мировых рынках, в частности на сырьевых, и могут в ближайшем будущем вывести цены на нефть в диапазон 55-60 $/барр.

Monitor_August2017_Страница_2.jpg

Не только США выбирают санкции как рычаги давления в своих конфликтах: Важно отметить, что санкции используются не только США, но опыт их применения перенимается и другими странами. Серьезной проблемой является то, что введенные санкции крайне тяжело отменяются и имеют много долгоиграющих последствий, причем не только для страны, против которой они вводились, но и для всего мирового сообщества. Например, Россия еще с конца 2015 г. в ответ на инцидент с ее военными самолетами в Сирии ввела санкции против импорта ряда продуктов из Турции, и только весной 2017 г. отношения двух стран начали восстанавливаться, в результате чего Россия заявила, что готова снять практически все продуктовые санкции с Турции, за исключением санкций на турецкие томаты. Однако именно последние являются крайне важной составляющей экспорта Турции в Россию, так как ранее на долю Россию приходилось около 70% всего турецкого экспорта томатов. Турция теперь пытается уравновесить ситуацию, угрожая контрсанкциями, в частности, ужесточением ограничений на импорт Турцией российского зерна – на долю страны приходится 12-15% общего российского экспорта зерна. Альтернативной возможностью является введение ограничений на работу второй ветки газопровода «Турецкий поток», хотя этот сценарий пока оценивается как маловероятный. Санкционная борьба между Россией и Турцией не единична. Ряд стран Арабского региона (Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет) недавно ввели санкции против Катара, заподозрив страну в поддержке террористов: прервали с ним дипломатические отношения, а также наземное, морское и авиасообщение со страной; был введен ряд торговых и банковских ограничений. И хотя ключевые торгово-экономические партнеры Катара в лице Японии, США, Китая, Германии, Франции и Великобритании не участвуют в санкционной борьбе, что дает возможность считать экономические последствия санкций не слишком болезненными, тем не менее рост напряженности на Ближнем Востоке очевиден. Проблема таких инцидентов в том, что их становится все сложнее предсказать, и они имеют прямые последствия для основных мировых рынков, затрагивая их участников, которые напрямую не участвуют в санкциях.

Санкции приводят к росту неравенства; их массовое распространение может усилить повышение процентных ставок в мире: В предыдущих публикациях мы писали о том, что одной из угроз для мировой экономики сейчас является рост неравенства. Введение санкций напрямую влияет на этот показатель. Так, согласно ряду исследований, в странах, против которых направлены санкции, коэффициент Джини после введения санкций (0 – отсутствие неравенства, 1 - абсолютное неравенство) растет на 0,10-0,15 пунктов. В случае России рост показателя неравенства пока не зафиксирован, однако доля населения, проживающего за чертой бедности, с 2014 г. выросла с 11% до 14%. Особенность санкций еще и в том, что чаще всего они сильнее влияют на самые бедные слои населения, согласно исследованиям (по опыту введения санкций против развивающихся стран в 1980- 2000-х гг.), доходы 10% самых бедных снижаются в среднем на 0,5-1,0 п.п., что крайне существенно, учитывая, что до введения санкций их доходы итак составляют в среднем всего 2-3% всех доходов населения. Рост неравенства и бедности вынуждает правительства усиливать свою перераспределительную функцию и, по всей видимости, массовое применение санкций снизит уровень сбережений в странах, против которых они направлены, и будет работать на снижение избытка сбережений и в мире в целом, то есть на рост процентных ставок. Второе соображение связано с последствием санкций для рынка труда. На данный момент экономисты отмечают разнонаправленные риски, связанные с инфляционными последствиями развития ситуации с трудовыми ресурсами. Например, в недавнем отчете Банка международных расчетов «Demographics will reverse three multi-decade global trends» эксперты обосновывают ужесточение монетарной политики ростом инфляционных рисков из- за нехватки рабочей силы в связи с общемировыми демографическими проблемами – по оценкам, инфляция в развитых странах может вырасти примерно на 2 п.п. Но, с другой стороны, в масштабах всей мировой экономики другие эксперты скорее беспокоятся о возможном снижении стоимости труда из-за технологической революции (роботизации). По всей видимости массовое использование санкций в мире будет работать против технического прогресса и скорее приведет к росту стоимости трудовых ресурсов из-за снижения эффективности их аллокации. Таким образом, усиление санкционных трений по миру увеличивает вероятность ускоренного повышения процентных ставок.


Monitor_August2017_Страница_3.jpg

Автор - Наталия Орлова

Источник: ОАО «Альфа-Банк».

Фотография: shaf

Возврат к списку

Актуальные темы