Обзор экономики: денежные рынки и валюты


В США объявлен новый глава ФРС, который пока будет склонен сохранить преемственность политики, но в будущем может столкнуться с увеличением инфляционных рисков и ростом давления на ставки. Именно США, а не другие страны, в ближайшие годы станут источником неопределенности для финансовых рынков.
 

Обзор экономики: денежные рынки и валюты

На этом фоне Китай планирует решить свои внутренние проблемы за счет внешней экспансии, будь то строительство нового шелкового пути или расширение роли юаня в международных расчетах. Показательно, что развивающиеся рынки под давлением несмотря на высокие цены на нефть – рубль в ноябре был лидером ослабления среди других валют, что, по всей видимости, отражает усиливающиеся опасения новых санкций.

Трамп назначил нового главу ФРС, но в комитете пустуют еще 3 места: В назначенный срок президент США Д.Трамп объявил о назначении на пост председателя ФРС Джерома Пауэлла. Хотя рынок до последнего сомневался в том, кто будет назначен (в прошлом обзоре мы писали, что вероятность назначения Д.Пауэлла составляла всего 30-35%), мы оценивали его кандидатуру как наиболее подходящую для обеспечения преемственности политики, с одной стороны, и поддержки политики Трампа, с другой стороны. 28 ноября кандидатура Д.Пауэлла должна быть одобрена Сенатом США и нет причин сомневаться в том, что он не будет утвержден. Фактором неопределенности в отношении будущего состава руководства ФРС остаются 3 пустующих места в комитете по денежно-кредитной политике, но скорее всего тема назначений ФРС постепенно отойдет на второй план.

Новый глава ФРС продолжит реализовывать концепцию Д.Йеллен, главный вопрос заключается в готовности провести дерегулирование банковского сектора: Что касается непосредственно действий ФРС, то вряд ли следует ожидать, что Д.Пауэлл готов на какие-либо эксперименты. Во-первых, новый глава ФРС - юрист по образованию, и он входит в состав Совета управляющих ФРС только с 2012 г.; за все время работы в ФРС он, как правило, поддерживал точку зрения действующих председателей. Таким образом, если Д.Йеллен останется в совете директоров ФРС, то при желании она может сохранить за собой роль закулисного руководителя. Во-вторых, хотя ожидания рынка связаны с возможным изменением регулирования банковского сектора, пока трудно сказать, насколько масштабными они будут. С одной стороны, новый глава ФРС считает текущий контроль излишним, например, введенный после кризиса 2008 г. закон Додда-Франка стал, по его мнению, «неоправданным бременем» и банкам можно позволить проводить более широкий набор операций без контроля регулятора. Действительно, по оценкам, именно в результате принятого в 2010 г. закона, кредитование частных заемщиков худшей категории качества сократилось с 29% до 20% портфеля, а кредитование малого бизнеса сократилось примерно на 15% за первые три года действия закона. В итоге темпы роста совокупного кредитного портфеля в экономике остаются низкими, и банки, по оценкам, ежегодно недополучают 8,5% от общих доходов. С другой стороны, Д.Пауэлл планирует сохранить ряд регуляторных требований, например, он выступает за сохранение требований по анализу уровня рисков операций финансовых учреждений, а также за сохранение нормативов диверсификации привлечения, что может нейтрализовать эффект смягчения закона Додда-Франка. Кроме того, в условиях, когда и домохозяйства, и компании США сильно закредитованы, дополнительное стимулирование роста кредитования легко приведет к перегреву экономики и может вынудить ФРС ускорить повышение ставок.

Перспективы повышения ставки ФРС выглядят более агрессивными, что будет сдерживать укрепление евро: Контекст политики ФРС при новом председателе будет также задаваться и налоговой реформой Д.Трампа - по оценкам, из-за налоговой реформы бюджетный дефицит через 10 лет увеличится на $1,4 трлн и превысит $2 трлн (см. Рисунок 1). Стимулирование реального сектора через снижение налога на прибыль до 20% вместо текущей вилки 15-35% будет поддерживать рост фондового рынка и рискует создать дополнительные инфляционные последствия. Иными словами, мы полагаем, что инфляционные риски в США растут, и это увеличивает вероятность более агрессивного повышения процентных ставок в будущем. Наши опасения созвучны ряду недавних публикаций, которые отмечают, что именно США в большей степени чем другие страны в будущем будут источником рисков и неопределенности для мировых финансовых рынков. Хотя на данный момент рынки переключили свое внимание на Европу, где по итогам 3К17 ВВП Германии вырос на 0,8% кв/кв при прогнозе 0,6% кв/кв, и евро сейчас укрепляется, мы по-прежнему считаем, что на долгосрочном горизонте пара евро/доллар может вернуться к уровням 1,10-1,15 евро/$.

Monitor_November2017 (1)_Страница_2.jpg

Китай обозначил свое желание стать мировым лидером, хотя на юань приходится только 2% мировых расчетов: Важным событием последнего месяца стал XIX съезд коммунистической партии Китая, завершившийся 24 октября. Председатель КНР Си Цзиньпин не только сохранил свой пост на еще один срок, но и значительно усилил собственные позиции, сплотив вокруг себя партию. Из шести мест в руководстве партии, четыре места заняли его ближайшие сторонники. Пост премьера Государственного совета КНР сохранил за собой Ли Кэцян, ожидания, что на пост премьера будет назначен Ван Цишань – один из ближайших соратников председателя КНР - не оправдались, однако, и сохранение поста за г-ном Ли не усложнит Си Цзиньпину контроль за властью. В целом, г-н Си получил практически абсолютную власть в партии, а значит может реализовывать все задуманные реформы. В стране продолжится борьба с коррупцией, что в свою очередь, позволит г-ну Си еще сильнее упрочить власть. Продолжится путь по превращению Китая в «общество среднего достатка», кроме того, целью реформ станет либерализация экономики. Г-н Си заявил, что Китай будет проводить рыночные реформы и стремиться облегчить частным компаниям доступ на рынок страны. Противоречием к данной концепции является только то, что Китай не готов отказаться от значительной роли госкомпаний в экономике, а значит правительство продолжит поддерживать их, что ставит под сомнение готовность Китая решительно бороться с компаниями-зомби (в большинстве своем это неэффективные, убыточные госкомпании, на долю которых приходится около 40-50% корпоративного долга, в целом на госкомпании приходится 70% корпоративного долга). Показательно, что Китай открыто заявил о стремлении стать мировой лидирующей экономикой (ранее Китай отказывался от данной цели), подразумевая желание занять место США. В рамках этой цели проект «Нового шелкового пути» и экономическая интеграция страны в евразийское пространство станут важными составляющими. Кроме того, расширение влияния Китая будет происходить и через финансовые рынки – на данный момент, на юань приходится не более 2% международных операций, в то время как на доллар США около 40% (см. Рисунок 2). В целях расширения использования юаня в международных расчетах, Китай хочет перейти к покупке нефти не в долларах, а в юанях. Добиться он этого планирует, в частности, с помощью расширения взаимоотношений с Саудовской Аравией (например, за счет покупки 5% за $100 млрд национальной нефтяной компании Саудовской Аравии «Saudi Aramco», если будет разрешено), при этом т.к. она является основной страной ОПЕК, договоренность может быть перенесена на все страны-члены ОПЕК. В этом случае, доля юаня в международных операциях может вырасти до 5-7%.

Отток капиталов с развивающихся рынков на фоне рекордно высокой нефти: Пока Китай строит далеко идущие планы по налаживанию связей с Саудовской Аравией, в последней разгорелся коррупционный скандал, растревоживший рынок нефти. В стране по обвинениям в отмывании денежных средств и заключении несуществующих сделок в начале ноября были задержаны 11 членов королевской семьи и около 40 бывших и нынешних министров и бизнесменов, т.е. фактически начался передел власти с консолидацией последней в руках Мухаммада бин Салмана – кронпринца страны. Однако мы считаем, что результатом чистки политической и экономической элиты страны может стать разрушение старых связей и формирование новых, с этой точки зрения, Китай выбрал благоприятное время для своей экспансии. На фоне скандала из-за опасений сокращения предложения нефти на рынке, цены начали стремительно расти; цена Brent достигала 64 $/барр. – максимальный уровень с июня 2015 года, скорректировавшись, однако вниз в последствие. Показательно, что рост цен на нефть не помог странам развивающихся рынков, в отличие от нефтяных развитых стран: по данным на середину ноября, рубль ослаб на 3% с начала месяца, мексиканский песо - на 1%, бразильский реал – на 1%. Валюты прочих развивающихся стран также ослабли: турецкая лира – на 2%, южноафриканский ранд – на 2% (см. Рисунок 3). То, что рубль оказался в лидерах падения и полностью проигнорировал рост цен на нефть, говорит о росте беспокойства рынка по поводу возможных антироссийских санкций, расширение которых возможно в ближайшие месяцы – в начале 2018 г.

Monitor_November2017 (1)_Страница_3.jpg

Автор – Наталия Орлова.

Источник: ПАО «Альфа-Банк»

 

Возврат к списку

Актуальные темы