Нассим Талеб: «Малый бизнес сделает Россию антихрупкой»

Американский экономист и писатель ливанского происхождения Нассим Талеб прославился на весь мир десять лет назад, представив концепцию «чёрных лебедей»— непрогнозируемых событий, которые приводят к резким и радикальным изменениям. Талеб рассказал, какие новые страшные «чёрные лебеди» угрожают миру и России.

Нассим Талеб: «Малый бизнес сделает Россию антихрупкой»

Оказалось, он совсем не против Дональда Трампа, неплохого мнения о Владимире Путине, верит в криптовалюты и вообще считает, что мир развивается в правильном направлении.

— Вы говорили, что «чёрные лебеди» будущего — это противостояние Запада и Китая или Запада и исламского мира. Какой из них опаснее?

— Сейчас я не думаю, что это — «чёрные лебеди» будущего. Их развитие более или менее определено. На мой взгляд, Китай действует очень рационально и не строит отношений, в которых могут проиграть обе стороны.

Со вторым сложнее. Запад и исламский мир — это культурное и глубоко социальное противостояние. Они как масло и вода. Очень непросто сблизить Саудовскую Аравию с Западом, и дело не только в вероисповедании. Есть некий фактор внутри ислама, который со временем будет только усиливаться.

— Какой?

— Я не знаю. Хочу лишь сказать, что мы должны быть начеку. В Европе становится всё больше мусульманских меньшинств, которые не могут интегрироваться в западное общество, потому что их система этого не позволяет.

Во Франции растёт напряжение… 50 лет назад во Франции мусульмане были гораздо более мирными и спокойными, а сейчас мы наблюдаем активную радикализацию. Но есть надежда, что Саудовская Аравия изменит политику и перестанет поддерживать радикалов.

— А Россия? Вы как-то сказали: «Даже если Россию бить молотом, она выстоит: вы воюете и побеждаете. У вас толстая шкура, вы антихрупкие». Что делает нас антихрупкими?

— Да, Россия — антихрупкая страна, вы — выносливая нация. Я не знаю, что именно делает вас такими. Страны, у которых всегда есть ряд нерешённых проблем, обычно справляются с тяжёлыми ситуациями и выходят из кризиса. Но России нужно стать ещё более антихрупкой — для этого вам необходимо поддерживать малый бизнес.

— Почему?

— Вам нужно как можно больше новых частных компаний, чтобы создать хороший инновационный сектор.

 2.png

© BBI

— Делать бизнес в России сложно. Особенно небольшим компаниям.

— Вот именно. Нужно поощрять их, открыть административный ресурс для малого бизнеса. Среди россиян много талантливых людей. Но где они? В Америке. А вам нужно сделать так, чтобы они не уезжали. К тому же санкции против России улучшили ситуацию в некоторых сферах.

— На самом деле — несильно.

— Я говорю только о том, что слышал. Говорят, некоторым секторам санкции пошли на пользу.

— Каким же?

— Я не знаю (смеётся). Слышал, что каким-то секторам стало лучше. И в этом как раз заключается антихрупкость — стресс улучшает систему.

Но административные трудности никогда и никому не пойдут на пользу. Дональд Трамп, например, собирается сделать одну хорошую вещь для малого бизнеса — снизить налоговые ставки.

— Что нужно сделать российскому государству, чтобы поддержать малый бизнес?

— Минимальными усилиями добиваться максимального результата. Например, Дональд Трамп, скорее всего, сделает много хороших вещей, но все они ничего не будут значить, если он не поддержит малый бизнес. Это не стоит больших денег, это не связано с политикой. Но это то, что позволяет получать больше прибыли.

— Дадите российским властям какие-нибудь конкретные советы?

— Во-первых, вам нужно снизить налоги и упростить административные процедуры. Малый бизнес соответствует идее антихрупкости, он способен выживать долго даже в неблагоприятных условиях. Соответственно, чем больше маленьких компаний, тем лучше для всех.

Во-вторых, на уровне культуры нужно закрепить понимание, что неудачи двигают к успеху. Чем больше провалов, тем лучше.

В Калифорнии, в одном из самых «живых» американских регионов, самый высокий уровень банкротств в стране. Потому что перед тем, как создать новую Apple, люди пробуют массу идей и терпят неудачи.

Почему проигрывают такие страны, как Япония? Потому что люди там не начинают свой бизнес из-за страха потерпеть поражение. Там это социально неприемлемо.

В Америке же начинающий предприниматель, наоборот, понимает и заранее примиряется с тем, что может проиграть. Особенно — в IT. И это делает его сильнее.

— У нас, например, с коррупцией большие проблемы.

— Малый бизнес меньше всего страдает от коррупции.

— Думаю, это зависит от отрасли.

— Крупные компании оперируют большими суммами, поэтому их это затрагивает, а маленькие — нет. В любом случае, я не эксперт по России. Я разбираюсь только в том, как в целом системы функционируют, проходя через стрессовые ситуации.

3.png 

© BBI

— Вы говорили в одном из старых интервью, что Россию спасёт падение цен на нефть. Потому что в этом случае появится шанс у наших сильных учёных. Но лучшие умы уезжают из страны.

— Да, я вижу их в наших университетах. Вам нужно пытаться их сохранить.

— Режиссёр Оливер Стоун недавно выпустил мини-сериал, состоящий из интервью с Владимиром Путиным. Он назвал президента России «великолепным CEO». На ваш взгляд, какой из Путина генеральный директор для компании «Россия»?

— Я не знаю. Единственное, что могу сказать по этому поводу: там, где я родился, людям симпатичен ваш лидер. Ливан, Сирия... Действия Путина были очень эффективными в борьбе с терроризмом в этих местах. Если Путин начнёт активно поддерживать малый бизнес и учёных, всё будет хорошо.

— У Америки сейчас тоже неоднозначный лидер. Трамп — «чёрный лебедь»?

Трамп пришёл к нам, чтобы сделать несколько вещей.

Во-первых, изменить военную политику Вашингтона, которая предполагает вмешательство в дела других стран. Мы не знаем, получится ли у него, но как минимум в этом отношении он лучше предыдущего лидера.

Во-вторых, улучшить условия для малого бизнеса. При Бараке Обаме маленькие компании умирали как мухи. Обама — интеллектуал, склонный к бюрократии, Трамп же как-никак бизнесмен.

В-третьих, очистить Вашингтон от людей, которых я называю «интеллектуалами-идиотами». Это не быстрый процесс. К тому же, у Трампа нет чёткого плана.

В-четвёртых, сделать налоговую систему более простой и эффективной. Тут тоже неясно, получится или нет. В Америке последнее решение не за президентом, а за Конгрессом.

В-пятых... Президент должен отражать ценности своей страны. И здесь, на мой взгляд, у нас сейчас полное соответствие. Потому что Америка — это страна не интеллектуалов, а деятелей. Теперь у неё прагматичный лидер, который мыслит как бизнесмен.

Но нельзя забывать, что США — это федерация, а не республика. Если в Вашингтоне всё хорошо, это не значит, что и в Нью-Йорке так же. Америка сильно децентрализована. Нью-Йорк — это кошмар. Он очень дорогой и бюрократизированный. Я только что занимался своими счетами и в очередной раз это в полной мере ощутил. Суть в том, что вы можете исправить положение вещей в Вашингтоне, но всю Америку вы этим не исправите.

4.png 

© BBI

— Многие ожидали, что после Трампа на выборах в других государствах тоже победят неожиданные кандидаты. Однако во Франции и Германии этого не произошло. Почему?

— Это не быстрый процесс. У нас уже есть Трамп, Моди (Нарендра Моди — премьер-министр Индии с мая 2014 года. — Прим «Секрета»), «Брексит». Будет ещё много других событий. Суть в том, что система не любит лидеров, она любит децентрализацию, а лидеры как таковые не имеют значения. Системе нужна правильная организация.

— Вернусь к теме нефти. Когда-нибудь, она, наверно, не будет играть большой роли — все будут ездить на электромобилях. Какие ещё технологии из тех, что сейчас только развиваются, изменят мир в ближайшие десятилетия?

— Tesla — отличный пример. Если цены на солнечные батареи будут падать с такой же скоростью, как сейчас, возможно, нам не нужны будут энергетические компании. Каждому будет достаточно крыши собственного дома, чтобы обеспечивать себя электричеством.

— А что вы думаете про блокчейн и криптовалюты?

— Идея — замечательная. Но выживут ли они, мне непонятно.

— Что вызывает сомнения?

— Криптовалюты в целом — это отлично. Но неизвестно, хорош ли конкретно биткоин. Мне он не нравится по одной причине: для меня валюта — это средство сбережения. То, что за несколько месяцев дорожает в два раза, средством сбережения быть не может. Люди начинают бояться, и ничего никуда не движется.

Преимущество криптовалют — в том, что они делают транзакции более эффективными, позволяют обходиться без Центрального банка, который зачастую не понимает, что вокруг него происходит.

— Тёмная сторона технологической революции (того же блокчейна) — ужесточение контроля за каждым из нас. Тотальная слежка. Вас что-нибудь пугает в том, как развиваются технологии?

— Тёмная сторона — это то, что компании стали агрессивными. Например, Google знает всё, что нам нравится и не нравится, и может использовать это. Положительный момент состоит в том, что, когда в Америке компании становятся слишком сильными, люди могут объединиться против них. Я уже замечаю в обществе серьёзную аллергическую реакцию на то, как себя ведут Google и Facebook.

— Но в целом вы оптимист?

— Как профессионал я не должен быть оптимистом. Бизнес — это всегда риск. Но просто по-человечески я оптимист. Потому что то, я что вижу, — это хорошее развитие мира: «Брексит», Трамп, Нарендра Моди, действия Путина в Сирии.

Автор  - Алина Толмачёва.

Источник: журнал «Секрет фирмы»

«Секрет» благодарит компанию BBI за помощь в организации этого интервью.

Фотография: David Levenson / Getty Images

 

Возврат к списку

Баннер.jpg

Самое читаемое

Актуальные темы