Японский топ-менеджер — о культурных кодах и ведении дел в России

Такаши Охата — топ-менеджер из Токио, работает в российском офисе Konica Minolta, рассказал о переезде в Россию и о разнице в бизнес-менталитете москвичей и европейцев.


Японский топ-менеджер — о культурных кодах и ведении дел в России

1.pngТакаши Охата
Откуда: Япония, Токио.
Кто: заместитель финансового директора в Konica Minolta Business Solutions Russia (японский холдинг, который производит печатное офисное и производительное оборудование, предоставляет услуги по аутсорсингу печати, оптимизации документооборота и бизнес-процессов компаний – прим.ред.).
Чем занимается: в Московском офисе отвечает за корпоративное планирование, анализ финансовых показателей, а также за организацию взаимодействия с европейским и японским офисами. В рамках глобальной структуры Такаши Охата является менеджером по стратегическому планированию в Центральной и Восточной Европе. Как говорит он сам, основной фокус его задач – это спецпроекты по слияниям и поглощениям, а также их бизнес-обзор.
Как попал в Россию
 

Я всегда мечтал жить и работать за границей. После восьми лет работы в Японии я попросил начальство перевести меня в Торонто, потом в Париж, после я оказался в Москве. Для меня это некий вызов и новый опыт. К примеру, после переезда в Канаду объем работы стал гораздо шире: в канадском офисе оказалось всего три японца, и мне пришлось разбираться не только в финансовых показателях, но и в целом в бизнесе.

Как оказался в Konica Minolta
Уже 20 лет я работаю в Konica Minolta, куда попал сразу после университета. Окончил юридический факультет в Chuo University в Токио. Я не знаком с процессом найма в российских компаниях, но в Японии это происходит так: финансовый год начинается в апреле и заканчивается в марте, большинство компаний и образовательных учреждений его придерживаются – работодатели ищут молодых специалистов весной и летом, которые закончат учиться в марте следующего года. Получается, что как только студент окончил университет – его принимают на работу. 
 
2.jpg

Японские студенты. Фото: The Associated Press

Диплом одного из престижных университетов – основное требование к выпускнику, если он хочет попасть на работу в крупную компанию в Японии. Студенты других университетов порой не доходят даже до первого собеседования – их отсеивают уже на этапе подачи резюме. Собеседование состоит из четырех этапов: подача резюме, письменный экзамен (SPI-тест), групповое и финальное интервью. 
Мне очень хотелось попасть в индустрию высокотехнологичного оборудования – область, где японские корпорации исторически были сильны во всем мире, и я понимал, что в будущем это не изменится. Konica Minolta (тогда – еще Minolta) была первой компанией, которая предложила мне место. Закончил магистратуру в марте 1999 и вышел на работу первого апреля.
 
3.jpg

Фото: личный архив Такаши Охата

Начал строить карьеру в головном офисе в Японии, после перебрался в Торонто, а затем в Париж, где находятся отделения компании. В Россию переехал в 2015 году: мой срок работы во Франции подходил к концу – максимальный срок работы экспата 5 лет. Президент европейского подразделения предложил мне перебраться в Москву либо вернутся в Японию. Я выбрал первый вариант – в российском подразделении я — единственный японец, и шансов на саморазвитие больше.

Россия: ожидание и реальность
Французские коллеги пугали, предупреждая, что Россия  – криминальная страна и лучше нанять себе личную охрану. Выяснилось, что это совсем не так. О своем выборе не жалею и вообще, здесь я узнал много интересных вещей: например, что женщинам не принято пожимать руку при встрече. А я, не зная, первое время пожимал руку коллегам женского пола, как это принято во Франции, и не понимал, почему они так странно реагируют. Еще в Москве на улицу нельзя выйти без паспорта, даже русскому. Несколько дней назад я сопровождал японского коллегу, и у него была с собой только копия. Из-за этого его не пустили в бизнес-центр. Ирония заключается в том, что «бизнес-центр» мешает бизнесу.
 
4.jpg

Фото: Газета.Ru

Здесь никто не стремится к консенсусу, как, например, в Западной Европе. В России уполномоченный человек не обязан согласовывать свои действия с другими, и это так принято.
В России принято отмечать день рождения на работе – это меня удивило. Я работал в Японии, Канаде, Франции, и там никто так не делает. А зря, это сближает коллектив.
Несколько фактов о России, о которых я узнал после переезда:
• Горячая вода предоставляется городом – доказательство коммунистического прошлого;
• Рождество – не в конце декабря;
• Обменный курс в аэропорту – хуже некуда;
• Не пожимайте руку женщинам, если не хотите попасть в неловкую ситуацию.
Русские женщины любят мех – этот стереотип был у меня до переезда, и он оказался верным. А вот убеждение насчет того, что русские не могут жить без водки, на мой взгляд, преувеличено.

В Москве, как нигде, развит онлайн-рынок. Теперь не могу жить без приложений для онлайн-заказа такси вроде Gett.

Испытание экспата 
Но вернемся к моей судьбе: в другой стране самый большой вызов — это язык, и в Торонто я общался на английском, в Париже — на французском, но с русским не справился: в молодости у меня не было возможности его учить, а в 40 — это слишком сложно. После переезда я взял несколько уроков русского языка, которые помогли мне освоить базовый уровень – я могу общаться в ресторанах, магазинах, транспорте и в быту. Но по рабочим вопросам – нет.
 
5.jpg

Такаши Охата с женой. Фото: личный архив Такаши Охата

Больше всего здесь я скучаю по своей семье. Моя супруга осталась в Париже, я не смог взять ее с собой – Япония не дает женам экспатов рабочую визу в Россию.
Во Франции, где мы встретились и поженились, виза позволяла ей работать – она свадебный стилист. В Париже много японцев (цифра варьируется от 20 до 60 тысяч), поэтому спрос на ее услуги высокий и постоянный. В Москве нас не так много – меньше двух тысяч, поэтому остаться там было оптимальным решением.
 
6.jpg

Фото: @ Konica Minolta Russia

Как экспату мне пришлось участвовать в областях, в которых у меня ранее не было опыта и экспертизы – в продажах, сервисном обслуживании, ИТ, логистике, корпоративной социальной ответственности и так далее. Сперва было трудно, но зато интересно. Поэтому я бы попробовал себя где-нибудь еще. Хочу посмотреть на устройство других азиатских регионов, кроме Японии. 


Лайфхак: как понять чужой бизнес-менталитет
Самая большая разница, которую я заметил, работая в трех мировых столицах – в понимании слова «совещание». В Японии под совещанием понимается подтверждение уже принятого решения среди всех собравшихся участников. Для Франции – это площадка для обмена мнениями, где приходить к определенному решению – необязательно. В Канаде совещание – это место для мозгового штурма, где по итогам принимается решение, и Россия, на мой взгляд, ближе всего именно к Канаде.

Адаптироваться в таких условиях мне помогала книга Эрин Мейер «The Culture Map: Breaking Through the Invisible Boundaries of Global Business». А еще русская поговорка: «в чужой монастырь со своим уставом не ходят» — это самый действенный метод коммуникации с коллегами с другим менталитетом.

Топ любимых мест в Москве

Признаюсь, нелюбимого места в столице у меня нет, очень нравится гулять по Бульварному кольцу, паркам Царицыно и Кусково. А вообще я типичный домосед: сон, готовка, чтение.
 
8.jpg

Фото: личный архив Такаши Охата

Командировочных японцев, в основном, веду на Красную площадь или в ГУМ – прекрасные места для того, чтобы познакомить с Москвой. Кафе «Пушкин» – отличное место, если деловой партнер – дама. 

Фото: @ Konica Minolta Russia
Автор – Валерия Бородина.
Источник: Rusbase

Возврат к списку

Актуальные темы